CryptoСтатьи

Преступность со знаком крипто: правоохранители в мире новых технологий

Опубликовано

Многие солидные эксперты смело называют виртуальные активы лучшим — и даже идеальным — инструментом сокрытия и отбеливания доходов, полученных преступным путем. 

Но так ли все просто? И как правоохранительным органам удается вести борьбу с криминалитетом, активно использующим блокчейн-технологии и цифровые валюты? О нюансах сложного противостояния читайте в нашем материале выходного дня.

Первые шаги

Весной 2017 года полиция Сарри — маленького городка неподалеку от Лондона — получила сообщение о загадочном исчезновении жителя одного из поселений. Через 13 часов мужчина нашелся. Он самостоятельно добрался до дома, хотя и был сильно избит. Правоохранители инициировали расследование и случайно выяснили, что потерпевший занимался выращиванием марихуаны. А обыск его дома увенчался неожиданным результатом — впервые в истории Великобритании полиция изъяла криптовалютный кошелек с цифровыми деньгами.

Подобные события уже стали обыденностью, но в то время упомянутый инцидент наделал немало шума. Помимо ювелирных изделий, золотых слитков и £263 000 (около $350 000), копы конфисковали некое USB-устройство. 

Гаджет был завернут в лист бумаги, а на нем копы увидели 2 строки по 12 слов. Один из молодых полицейских узнал в устройстве аппаратный криптокошелек KeepKey, а слова оказались seed-фразой для его разблокировки. После получения доступа к содержимому оказалось, что в этом гаджете хранилось… 295 биткоинов.

«Мне это тогда ни о чем не говорило – до тех пор, пока кто-то не сказал, что эти биткоины стоят £900 000», — вспоминает 51-летний Мэтью Даркин, ведущий следователь Сарри с 20-летним стажем работы в полиции.

Полиция принимает вызов

В последние годы копам (особенно старой закалки — вроде Даркина) и правоохранительным органам всех стран пришлось оперативно обучиться работе с криптовалютами. Ведь суммы конфискованных виртуальных валют зачастую многократно превышают то, что изымается в более традиционных активах: наличных, золоте, ювелирных изделиях, автомобилях и недвижимости. Только в Лондоне за 2021 год полиция конфисковала преступные доходы в крипте примерно на £300 млн.

Служба федеральных маршалов США (USMS) — старейший правоохранительный орган Соединенных Штатов — на декабрь 2021 года хранила конфискованные криптовалюты, суммарно оцениваемые в $919 млн. 

А февраль этого года ознаменован крупнейшим изъятием криминальных виртуальных активов за всю историю США. В результате расследования взлома криптобиржи Bitfinex, датированного 2016 годом, детективам удалось конфисковать около $3,6 млрд в биткоинах. Более того, криптовалюты составили 93% активов, изъятых в 2021 отчетном году Отделом уголовных расследований Службы внутренних доходов США (IRS CID).

«Мы наблюдаем взрывной рост таких конфискаций с 2017 года», — говорит Райан Корнер, глава IRS в Лос-Анджелесе. «Сегодня практически каждое расследование увенчивается изъятием ценностей в криптовалюте. Поэтому мы должны быть уверены в том, что наши люди обладают достаточным багажом знаний, чтобы разбираться в этих технологиях».

Многие пребывают в уверенности, что анонимность криптоактивов защищает их обладателей от блюстителей закона. Именно это мнение исповедуют преступники, бросающие вызов правоохранительным органам.

Чтобы успешно бороться с продвинутым криминалитетом следователи вначале должны научиться распознавать криптокошельки для хранения виртуальных активов. Затем необходимо суметь отыскать приватный ключ или seed-фразу для разблокировки хранящихся на них средств.

В историю уже вошел любопытный случай. Расследование взлома платформы GateHub в 2019 году (тогда злоумышленники похитили $10 млн средств пользователей) завершилось арестом подозреваемого. Допрос длился 48 часов, но следователи смогли узнать пароль от кошелька с биткоинами на $2 млн. Растерянный подозреваемый в надежде на смягчение наказания рассказал, что записал кодовую фразу на листке бумаги. Затем ее нашли на юге Франции — в поваренной книге в доме родителей преступника.

В США правоохранители обнаруживали seed-фразы на обертке от жевательной резинки, внутри руководства по эксплуатации телевизора, на крошечных обрывках бумаги, в хранящемся в шкафу чемодане, рассказывает Тигран Гамбарян — в прошлом специальный агент IRS, отдавший 10 лет розыску.

Для повышения криптовалютной грамотности сотрудников британская полиция еще в 2018 году выбила у правительства деньги на обучение 250 офицеров методам расследования, обнаружения и реализации криптоактивов. 

ФБР сформировало отдельное подразделение для обеспечения своих агентов необходимым оборудованием и обучения работе с блокчейном. Министерство юстиции сформировало отдельную команду, которой предстоит вести борьбу с крипто-преступностью. Ын Ен Чой — руководитель нового подразделения — говорит, что внимание его подчиненных будет сосредоточено на криптобиржах и миксерах, используемых преступниками для отмывания криминальных активов.

Найти и сохранить

Лорел Лумис Римон, в качестве федерального прокурора более 17 лет расследовавшая дела об отмывании денег в качестве федерального прокурора, говорит, что стоимость конфискованных криптоактивов — особенно в последние годы — просто «ошеломляет».

Но круг задач не ограничивается одним лишь поиском преступных активов. Правоохранительные органы успешно повышают профессионализм в вопросах идентификации и получения доступа к цифровым счетам подозреваемых. Но теперь им предстоит учиться умению организовывать безопасное хранению виртуальных валют и их последующую реализацию.

В случае с биткоинами из Сарри полиция просто купила новый KeepKey и перевела на него биткоины с конфискованного криптокошелька. Затем устройство и коды доступа к нему поместили в сейф, доступ к которому получили только два высших офицера. Даркин слышал историю о двух федеральных агентах, попавших за решетку за кражу биткоинов, конфискованных у продавца наркотиков по делу SilkRoad.

«Я прекрасно осознавал необходимость безопасного хранения криптовалюты — люди способны на многое ради обладания миллионом фунтов стерлингов. Больше всего я опасался потерять эти биткоины. Даже не представляю, каково это — стоять навытяжку перед шефом и объяснять ему, что £900 000 в биткоинах куда-то исчезли», —  вспоминает Даркин.

Чуть позже офицер смог спокойно вздохнуть: его коллеги получили на руки судебное решение, обязавшее их — впервые в истории Великобритании — конвертировать конфискованную криптовалюту в обычные деньги. Тогда биткоины были проданы авторитетной международной бирже за £1,25 млн — по рыночному курсу на тот момент.

Очень часто криптовалюты хранятся годы до получения властями распоряжения суда о продаже конфискованных активов и выплате компенсаций потерпевшим. Так, в 2018 году власти округа Монмут, штат Нью-Джерси, провели обыски в двух домах, принадлежавших подозреваемому в наркоторговле Гидделу Гонсалесу Эстраде. Они изъяли кокаин, наличные, оружие, а также криптовалюты стоимостью $57 000. 

Преступник держал свои монеты на американской Coinbase. Получив соответствующее судебное решение биржа перевела криптовалюту наркоторговца на кошелек, созданный детективами. Они хранили этот адрес вплоть до 2021 года — до тех пор, пока Гонсалес Эстрада не признал себя виновным и судья не вынес вердикт о реализации его имущества. Тогда детективы продали криптовалюту на Coinbase, выручив около $200 000 благодаря росту стоимости виртуальных активов.

Куда «уходят» криминальные биткоины?

Выявление, конфискация и продажа цифровых валют становятся привычным делом для прокуроров и полицейских. Так, в Монмуте подготовлено к передаче в суд еще одно «крипто-дело» — уже в отношении учителя тенниса, подозреваемого в краже личных данных и других преступлениях. В 2017 году у обвиняемого конфискована криптовалюта на $200 000 (по курсу на то время). Сегодня стоимость этих активов взлетела до $1,25 млн.

«Если в 2018 году у сотрудников было реальное непонимание сути крипто-денег, то в 2022 году они, если и не являются профи в блокчейне, то имеют элементарное понимание о том, что это такое», — говорит Майкл Костанцо, заместитель Генерального прокурора США.

Причем конфискованная криптовалюта реализуется не только через криптобиржи. Wilson Auctions — крупнейший аукционный дом Великобритании и Ирландии — с 2018 года сотрудничает с полицией многих европейских стран в вопросах реализации изъятых цифровых активов. В феврале 2019 года на аукцион выставили 315 биткоинов, конфискованных бельгийскими властями. Распродаже в онлайн-режиме и при личном участии заинтересованных сторон привлекла покупателей из 90 стран.

Есть в той истории яркий забавный эпизод. Одной из участниц торгов была пожилая женщина, выкупившая около 150 биткоинов вместе с некоторыми другими конфискованными вещами. Когда она захотела унести купленную криптовалюту в дамской сумочке, экспертам аукционного дома пришлось долго объяснять ей, как создать и настроить криптовалютный кошелек.

USMS с 2014 по 2020 годы выставляла криптоактивы на аукцион. Постоянным его участников был миллиардер и венчурный инвестор Тим Дрейпер. В 2014 году именно он приобрел на торгах 30 000 биткоинов по $632 за штуку. И бизнесмен до сих пор хранит эти монеты. По его словам, все следующие покупки были намного скромнее, но если подобная практика будет повторяться, он, скорее всего, приобретет еще.

Впрочем, это вряд ли произойдет. С 2020 года USMS ищет сторонних подрядчиков для создания трастового фонда, в капитал которого будут переданы криптоактивы, находящиеся под контролем Службы маршалов США.

В Германии прокуроры каждой из 16 земель самостоятельно определяют, что делать с конфискованным имуществом. Например, во Франкфурте для хранения и реализации виртуальных активов заключено сотрудничество с Bankhause Scheich — небольшим инвестиционным банком. В Кельне они реализуются через аукционы.

Куда идут доходы от продажи криптовалюты?

Безусловно, большая часть криптовалюты, изъятой за последние годы, связана с громкими преступлениями минувших лет — взломами криптобирж или мошенничеством. Следователи, занимающиеся такими делами, специально обучены работе с криптовалютными технологиями. По их словам, отследить преступные деньги в блокчейне зачастую проще, чем в традиционной банковской системе.

«Блокчейн биткоина обеспечивает гораздо большую прозрачность, чем привычная нам финансовая система. Это говорят те, кто работал и с первым, и со вторым. Если бы не биткоин, многие дела, которые я расследовал, так и не были бы раскрыты», — делится воспоминаниями о работе в IRS Гамбарян.

Доходы, полученные в результате продажи правительством США конфискованной криптовалюты, направляются на финансирование правоохранительных органов или на выплаты компенсаций жертвам преступлений (если таковые имеются). Например, Министерство юстиции заверило, что биткоины, похищенные с Bitfinex, будут возвращены владельцам.

При этом возникают вопросы юридического толка из-за несовершенства законодательства в области блокчейн-активов.

«Предположим, есть 300 монет, похищенных у вас в 2018 году? Что вам должны вернуть по суду? Эквивалент их стоимости в фиате по курсу 2018 года или же аналогичное количество токенов, которые выросли в цене за это время в несколько раз?», — таким логичным вопросом все чаще задаются юристы. 

Справедливо было бы возвращать средства в том виде и формате, в каком они были украдены. Но пока подобных прецедентов нет. Необходимо уделить этому вопросу особое внимание и усовершенствовать законодательство с учетом новых реалий.

А пока регуляторы и правоохранители пытаются учиться на собственных ошибках и накапливать багаж знаний в новых областях, преступники тоже не спят и изобретают разные варианты действий, позволяющие избежать наказания и конфискации криптоактивов. И, к величайшему сожалению, они все еще опережают блюстителей закон — как минимум, на шаг.

Источник: Bloomberg 

Автор: Очеретяная Елена

Редакция: Константин Василькевич

Самые оперативные новости вы найдете на нашем Telegram-канале Garantex News Russia —https://t.me/garantexnews . Подписывайтесь и читайте!